Как Феникс из пепла. Страница 2


Поделиться с друзьями:

ЧТЕЦ I.
Бывает так: какая-то истома;
В ушах не умолкает бой часов;
Вдали раскат стихающего грома.

Неузнанных и пленных голосов
Мне чудятся и жалобы и стоны,
Сужается какой-то тайный круг,
Но в этой бездне шепотов и звонов
Встает один, всё победивший звук.

Так вкруг него непоправимо тихо,
Что слышно, как в лесу растет трава,
Как по земле идет с котомкой лихо…

Но вот уже послышались слова
И легких рифм сигнальные звоночки, —
Тогда я начинаю понимать,
И просто продиктованные строчки
Ложатся в белоснежную тетрадь.

ЧТЕЦ II.
Сказал, что у меня соперниц нет.
Я для него не женщина земная,
А солнца зимнего утешный свет
И песня дикая родного края.
Когда умру, не станет он грустить,
Не крикнет, обезумевши: «Воскресни!» —
Но вдруг поймет, что невозможно жить
Без солнца телу и душе без песни.

ВЕДУЩИЙ I. «Невозможно жить без солнца телу и душе без песни». Эти строки сливаются со стихами классической Сапфо:
Конница одним, а другим пехота,
Стройных кораблей вереница — третьим.
А по мне, на черной земле всех краше
Только любимый…

ВЕДУЩИЙ II. По словам Михаила Дудина, эти две поэтессы — Ахматова и Сапфо — в одном ряду. «Что из того, что между ними лежит пропасть времени! Они сестры, для песен которых не существует ни времени, ни пространства. Они служили одному солнцу жизни и любви».
«И если мне сейчас, в будничной суете жизни, — писал Дудин, — бывает невыносимо тревожно, я беру том Ахматовой и отыскиваю поэму «У самого моря». Шум моря; музыка, на фоне которой звучат стихи.

ЧТЕЦ III.
Бухты изрезали низкий берег,
Все паруса убежали в море,
А я сушила соленую косу
За версту от земли на плоском камне.

Ко мне приплывала зеленая рыба,
Ко мне прилетала белая чайка,
А я была дерзкой, злой и веселой
И вовсе не знала, что это — счастье.

В песок зарывала желтое платье,
Чтоб ветер не сдул, не унес бродяга,
И уплывала далеко в море,
На темных, теплых волнах лежала.

Когда возвращалась, маяк с востока
Уже сиял переменным светом,
И мне монах у ворот Херсонеса
Говорил: «Что ты бродишь ночью?»

ВЕДУЩИЙ II. «Я читаю эти строки и меня начинает обступать музыка радости и света, музыка солнечных бликов и легких барашков волн, набегающих на золотой песок, меня начинает захватывать ощущение счастья жизни, я вижу провал в бесконечную глубь пронизанной солнцем синевы, чувствую запах моря, как запах вечности, наполняюсь свежестью этого юного мира, свежестью ветра с привкусом степной полыни».

Музыка. Выходит Чтец I.

ЧТЕЦ I.
В то время я гостила на земле.
Мне дали имя при крещенье — Анна,
Сладчайшее для губ людских и слуха.

Чтец I садится на топчан, снова обращается к автобиографической прозе Ахматовой.

ЧТЕЦ I. «Я родилась в один год с Чарли Чаплином, «Крейцеровой сонатой» Толстого, Эйфелевой башней и, кажется, Элиотом. В это лето Париж праздновал столетие падения Бастилии — 1889. В ночь моего рождения справлялась и справляется древняя Иванова ночь — 23 июня… Назвали меня Анной в честь бабушки Анны Егоровны Мотовиловой. Ее мать была чингизидкой, татарской княжной Ахматовой, чью фамилию, не сообразив, что собираюсь быть русским поэтом, я сделала своим литературным именем».

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9

  • Юлия:

    Действительно, хороший сценарий. Только мне кажется, что тема довольно сложна для школьников.

    • Петр Праздников:

      Согласен, поэзия Ахматовой совсем не легкая. Тем не менее, в школьную программу она включена, и данный сценарий может помочь педагогу при организации внеклассной работы. И потом, в такой форме (спектакля, инсценировки) поэзия воспринимается значительно ярче, чем на обычном уроке литературы.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *


*