«Громада любовь» Владимира Маяковского. Страница 4


Поделиться с друзьями:

ВЕДУЩИЙ II. «Вчера, — говорил Юзовский, — стреляли в секретаря крайкома. В округе, по лесам бродят вооруженные бандиты. На улицах города валяются трупы. Люди пухнут от голода. А у вас? «Сыры не засижены… Цены снижены…» Какие сыры? Где вы их видели, эти сыры?»

ВЕДУЩИЙ I. Маяковский слушал, не перебивая. Долго и мрачно молчал. А потом сказал:

ПОЭТ. Значит, так. Через десять лет в этой стране будет социализм. И тогда это будет хорошая поэма… Ну, а если нет… Если нет, чего стоит тогда весь наш этот спор, и эта поэма, и я, и вы, и вся наша жизнь!

ВЕДУЩИЙ II. Он казался человеком, уверенным в себе. Когда кто-нибудь ругал его стихи, он ночью шагал по комнате, чересчур маленькой для его длинных ног и терзался. Он умел читать свои стихи в цирке перед многими тысячами и с глазу на глаз. Он читал по-разному.

ПОЭТ.

		Ты одна мне
		           ростом вровень,
		стань же рядом
		              с бровью брови,
		дай
		   про этот
		           важный вечер
		рассказать
		          по-человечьи.
		Пять часов,
		           и с этих пор
		стих
		    людей
		         дремучий бор,
		вымер
		     город заселенный,
		слышу лишь
		          свисточный спор
		поездов до Барселоны.
		В черном небе
		             молний поступь,
		гром
		    ругней
		          в небесной драме, -
		не гроза,
		         а это
		              просто
		ревность
		        двигает горами.
		Глупых слов
		           не верь сырью,
		не пугайся
		          этой тряски, -
		я взнуздаю,
		           я смирю
		чувства
		       отпрысков дворянских.
		Страсти корь
		            сойдет коростой,
		но радость
		          неиссыхаемая,
		буду долго,
		           буду просто
		разговаривать стихами я...

ОНА. Из воспоминаний Эльзы Триоле, сестры Лили Брик: «Я познакомилась с Татьяной перед самым приездом Маяковского в Париж и сказала ей: «Да вы под рост Маяковскому». Так из-за этого «под рост», для смеха, я и познакомила Володю с Татьяной. Маяковский же с первого взгляда в нее жестоко влюбился…
…Она не хотела ехать в Москву не только оттого, что она со всех точек зрения предпочитала Париж: в глубине души Татьяна знала, что Москва — это Лиля…
…Единственная женщина, которая пожизненно владела Маяковским, была Лиля… что бы там ни было и как бы там ни было, Лиля и Маяковский неразрывно связаны всей прожитой жизнью, любовью, общностью интересов, вместе пережитым голодом и холодом, литературной борьбой, преданностью друг другу не на жизнь, а на смерть… Они неразрывно связаны, скручены вместе стихами и… годы не только не ослабили уз, но стягивали их всё туже…»

ПОЭТ.

		Если я
      		      чего написал,
		если
		    чего
		        сказал -
		тому виной
		          глаза-небеса,
		любимой
		       моей
		           глаза.

ВЕДУЩИЙ I. В декабре 1922 года в отношениях между Брик и Маяковским произошел внезапный и бурный разрыв.

ОНА. «Длинный был у нас разговор… Оба мы плакали. Казалось, гибнем. Всё кончено. Ко всему привыкли — к любви, к искусству, к революции. Привыкли друг к другу, к тому, что обуты-одеты, живем в тепле… Мы тонем в быту. Мы на дне. Маяковский ничего настоящего уже никогда не напишет».

ВЕДУЩИЙ II. Она потребовала расстаться на два месяца. Почему именно на два? Срок, скорее всего был выбран случайно: так решила Лиля, и это, стало быть, обсуждению не подлежало.

ПОЭТ (сидя на стуле, пишет в блокноте, проговаривая письмо вслух):
«Раньше, прогоняемый тобою, я верил во встречу. Теперь я чувствую, что меня совсем отодрали от жизни, что больше ничего и никогда не будет. Жизни без тебя нет. Я это всегда говорил, всегда знал, теперь я это чувствую, чувствую всем своим существом, всё, всё о чем я думал с удовольствием, сейчас не имеет никакой цены — отвратительно… как любил я тебя семь лет назад, так и люблю сию секунду, что б ты ни захотела, что б ты ни велела, я сделаю сейчас же, сделаю с восторгом…
Если ты почувствуешь от этого письма что-нибудь, кроме боли и отвращения, ответь ради Христа, ответь сейчас же, я бегу домой, я буду ждать. Если нет, страшное, страшное горе».

ВЕДУЩИЙ I. «Мораторий» на их отношения был объявлен 28 декабря. Они договорились не видеть друг друга, назначив «контрольную» дату следующей встречи: 28 февраля 1923 года. Лишь тогда, проверив за два месяца свои чувства и подвергнув ревизии свое общее прошлое, они должны были решить, как им жить дальше.

ОНА. «Он присылал мне письма, записки, рисунки, цветы и птиц в клетках — таких же узников, как он. Большого клеста, который ел мясо, гадил как лошадь, и прогрызал клетку за клеткой. Но я ухаживала за ними из суеверного чувства, что, если погибнет птица, случится что-нибудь плохое с Володей… Он присылал мне письма, записки, рисунки и писал поэму про всё ЭТО».

ВЕДУЩИЙ II. «Про это» — так назвал Маяковский свою поэму, написанную за эти два месяца. Они встретились 28 февраля на ступеньках вагона. Это была договоренная совместная поездка в Петроград. Как только поезд тронулся, Маяковский тут же, в коридоре, не обращая ни на кого внимания, прочитал написанное.

ПОЭТ.

		В этой теме,
		            и личной
		                   и мелкой,
		перепетой не раз
		                и не пять,
		я кружил поэтической белкой
		и хочу кружиться опять.
		Эта тема
		        сейчас
		              и молитвой у Будды
		и у негра вострит на хозяев нож.
		Если Марс,
		          и на нем хоть один сердцелюдый,
		то и он
		       сейчас
		             скрипит
		                    про то ж.
		Эта тема придет,
		                калеку за локти
		подтолкнет к бумаге,
		                    прикажет:
		                             - Скреби! -
		И калека
		        с бумаги
		                срывается в клёкоте,
		только строчками в солнце песня рябит.
		Эта тема придет,
		                позвонИтся с кухни,
		повернется,
		           сгинет шапчонкой гриба,
		и гигант
		        постоит секунду
		                       и рухнет,
		под записочной рябью себя погребя.
		Эта тема придет,
		                прикажет:
		                         - Истина! -
		Эта тема придет,
		                велит:
		                      - Красота! -
		И пускай
		        перекладиной кисти раскистены -
		только вальс под нос мурлычешь с креста.
		Эта тема азбуку тронет разбегом -
		уж на что б, казалось, книга ясна! -
		и становится
		            -А-
		               недоступней Казбека.
		Замутит,
		        оттянет от хлеба и сна.
		Эта тема придет,
		                вовек не износится,
		только скажет:
		- Отныне гляди на меня! -
		И глядишь на нее,
		                 и идешь знаменосцем,
		красношелкий огонь над землей знаменя.
		Это хитрая тема!
		                Нырнет под события,
		в тайниках инстинктов готовясь к прыжку,
		и как будто ярясь
		                 — посмели забыть ее! —
		затрясет;
		         посыпятся души из шкур.
		Эта тема ко мне заявилась гневная,
		приказала:
		          - Подать
		                  дней удила! -
		Посмотрела, скривясь, в мое ежедневное
		и грозой раскидала людей и дела.
		Эта тема пришла,
		                остальные оттерла
		и одна
		      безраздельно стала близка.
                Эта тема ножом подступила к горлу.
		Молотобоец!
		           От сердца к вискам.
		Эта тема день истемнила, в темень
		колотись - велела - строчками лбов.
		Имя
		   этой
		       теме:
		.....!

Страницы: 1 2 3 4 5 6

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *


*